Интересные факты об Отечественной войне 1812 года

24 июня 1812 года от рождества Христова Наполеон со своей армией перешел границу нашего государства, которое единственное в Европе мешало ему стать «владыкой мира». Он пожелал «раздавить» Россию. Что получилось из этой затеи, мы с вами прекрасно помним из учебников по истории. В данной статье мы хотим вспомнить несколько самых интересных моментов, связанных с Отечественной войной 1812 года.

война 1812 года

• Как известно, Наполеон получил титул монарха не по наследству. На какое-то время идеей фикс для него стало желание жениться на представительнице не важно какого, но обязательно великого монархического дома. Тем самым он мог подтвердить легитимность своего коронования. В 1808 году он сватается к сестре Александра I великой княжне Екатерине, и получает отказ: якобы, Екатерина уже помолвлена с принцем Саксен-Кобургским. Через два года настойчивый Наполеон повторяет попытку – теперь объектом становится 14-летняя великая княжна Анна. И вновь отказ! Конечно, эти события не стали единственными причинами для начала войны, но то, что они существенно «подмочили» русско-французскую «дружбу» – факт.

• За счёт того, что Наполеон сломал в армии сословный порядок в офицерство было допущено большое число лиц «неблагородного» происхождения, которым, чтобы выбиться в люди нужно было постоянно учиться, уровень подготовки французских офицеров был заметно выше русских.

• В 1812 году с Россией воевали сразу четыре империи:католические — Франция и Австрия и исламские — Османская Турция и Иран. Турецкая и Персидская войны начались задолго до 1812 года и длились сами по себе.

• А казачок-то засланный… Наполеон досконально изучил страну, которую собирался «растоптать». Начиная с 1810 года, в Россию зачастили артисты, путешественники, монахи, торговцы – подавляющее их число выискивало, вынюхивало, записывало, в общем, создавало полную картину страны, которая должна была в скором времени пасть к ногам императора. Доносить заставляли французов, которые служили в русских семьях — врачей, гувернеров, учителей, прислугу. Проявляли активность и польские разведчики, а также официально дружественные России прусаки, в петербургском посольстве которых имелись свои осведомители. Впрочем, Россия также не дремала. Например, тайно договорилась с австрийцами, что те не будут слишком усердствовать на благо Наполеона и не станут углубляться на территорию России. Два раза в месяц из Франции в Петербург доставлялся «Отчет о состоянии», который содержал детальное описание всей французской армии, повествовал об изменениях в ее численности и новых назначениях.

зимний дворец 1812 года

• Нерешительность. На основе секретных донесений 1812 года современными историками был сделан вывод о том, что Наполеон планировал стремительно завершить начатое дело. Победа в сражении на границе – и вопрос решен: Александр I уже спешит принять его условия. Однако отступление русской армии вглубь страны смешало все карты – Наполеон был застигнут врасплох и, кажется, даже растерялся. Он задержался в Вильне на целых 18 дней – подобной нерешительности никогда прежде он за собой не замечал. Между тем, еще в мае 1811 года Александр I писал: «За нас – необъятное пространство… Француз храбр, но долгие лишения и плохой климат утомляют и обескураживают его. За нас будет воевать наш климат и наша зима». Русский император знал, о чем говорит.

• Вначале войны император Александр I постоянно вмешивался в планы генералов с абсурдными предложениями, но вскоре вред его пребывания при армии стал настолько очевиден, что в начале июля ближайшие доверенные лица царя (А. С. Шишков, А. А. Аракчеев и А. Д. Балашов) убедили его отбыть под предлогом необходимости присутствия в столице для подготовки резервов.

• Вот тебе и «mon ami». Убийство или ранение русского офицера своими же солдатами было на этой войне делом привычным. А все потому, что при распознавании «свой – чужой» ориентировались простые солдаты на речь, особенно если объект приближался издалека и в темноте. Как известно, русские офицеры предпочитали общаться на французском, нежели на привычном для уха мужика русском. Вот и складывали образованные офицеры головы понапрасну.

• Конина на ужин, конина на обед. Как известно, после Бородинского сражения Военный совет русской армии собрался в доме филёвского крестьянина Фролова, где Кутузов принял решение об отступлении через Москву по Рязанской дороге. Как вспоминали приближенные, после совета Кутузов почти не спал, долго ходил из угла в угол и произнес свою знаменитую угрозу: «Ну, доведу же я проклятых французов… Они у меня лошадиное мясо будут есть». Французы действительно вскоре начали есть конину, причем, не брезговали даже падалью. «Лошадь» на французском звучит как «cheval», от него в русском языке появилось известное «шевалье». Однако русские крестьяне не были в восторге от гастрономических предпочтений оккупантов, и называли французов словом «шваль», к которому примешивалось еще и значение «отрепье».

отступающие французы

• Три попытки Наполеон по крайней мере трижды во время кампании пытался «уговорить» русского императора заключить мир. Особенно активизировался он во время пребывания в Москве. Так, 18 сентября через генерал-майора Ивана Тутолмина он передал, что по-прежнему почитает Александра и желает заключить с ним мир. Через два дня Наполеон отправляет русскому императору письмо, которое передает отец Герцена Иван Яковлев. И донесение, и письмо Александр игнорирует, как, впрочем, оставляет без ответа и послание от 4 октября, когда Наполеон отправляет Лористона к Кутузову в Тарутино с предложением мира. Он пишет: «Мне нужен мир… Он мне нужен абсолютно во что бы то ни стало, спасите только честь». Кутузов на следующий день встречается с Лористоном, после чего отправляет к царю князя Волконского с донесением о предложении Наполеона. Однако и это послание Александр оставляет без ответа.

• Шаромыжники и шантрапа. Непобедимая наполеоновская армия, изнуренная холодом и партизанами, отступала. Не слишком много времени понадобилось, чтобы совершились «чудесные» метаморфозы: бравые «покорители Европы» превратились в голодных и холодных оборванцев. Теперь они уже не требовали у русских крестьян, а смиренно-заискивающе просили чего-нибудь для своих желудков. Тут и там звучало «сher ami» («Дорогой друг!»). Не понимающие, но сострадающие крестьяне прозвали французских попрошаек созвучно — «шаромыжники». Впрочем, думается, не последнюю роль сыграли тут глаголы «мыкать» и «шарить». А вот появление другого слова в нашем языке связано с историей о пленных, которых пытались «пристроить» в качестве гувернеров, учителей или режиссеров крепостных театров. Когда во время кастинга француз не проявлял особенных талантов, про него говорили «Сhantra pas».

• Смешной случай из жизни организатора партизанского движения 1812 года Дениса Давыдова. В начале 1807 года Давыдов был назначен адъютантом к генералу П. И. Багратиону. В своё время Давыдов в одном из стихов вышутил длинный нос Багратиона и поэтому немножко побаивался первой встречи с ним. Багратион, завидев Дениса, сказал присутствующим офицерам: «Вот тот, кто потешался над моим носом». На что Давыдов, не растерявшись, ответил, что писал о его носе только из зависти, так как у самого его практически нет. Шутка Багратиону понравилась. И он часто, когда ему докладывали, что неприятель «на носу», переспрашивал: «На чьём носу? Если на моём, то можно ещё отобедать, а если на Денисовом, то по коням!».

давыдов и багратион

• Никогда после монголо-татарского нашествия Россия не переживала такого массированного вливания чужеземной крови, как в Отечественную войну 1812 года. К началу 1813 число пленных в России составило более 200 тысяч человек, большинство из которых остались жить в России.

• Доблестные русские воины, победоносно войдя в Париж в 1814 году, так сказать, с ответным визитом наполеоновской армии (бесславно покинувшей в свое время занятую было Москву), не слишком церемонно вели себя в тамошних ресторациях, требуя непременно и громко водку с закуской: «Быстро! Быстро!» и не утруждая себя бережным отношением к имевшейся меблировке и инвентарю. И нашелся предприимчивый человек, который, дабы избежать разорения ресторанного имущества, додумался устраивать встречу русским победителям прямо на входе, да не просто с поклоном, а с подносом, на котором уже приготовлено было «выпить-закусить». Русская армия вернулась потом домой, а словечко прижилось и положило основу новому направлению ресторанного бизнеса – бистро.

Немного другая война 1812 года:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.